Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Наша Пеппи

Василий Авченко "Фадеев" (серия ЖЗЛ)

Прочитала уже с месяц как, но не могла собраться записать впечатления. А того стоит, потому что книга очень понравилась. Я из того поколения, когда Фадеева уже не проходили обязательно в школах. Именно для таких Авченко писал свою книгу. На собственный отзыв как-то уже подрастеряла эмоции, поэтому просто несколько самых понравившихся цитат на память (выделения жирным шрифтом - мои).

1) "Одна из моих задач ... реабилитировать Фадеева как человека и писателя. Слишком много было прокуроров, причём несправедливых и предвзятых. Пора заслушать адвокатов. Фадеев — не ангел, но то, что он демонизирован, незаслуженно выкрашен в чёрно-красные цвета, — очевидно. Многих расстрелянных в годы репрессий реабилитировали — он, расстрелявший себя самостоятельно, без суда, в общественном сознании не реабилитирован до сих пор".

2) "В письме — никаких сенсаций, зато бесконечно ценное ощущение прикосновения к прошлому, которое ближе к нам, чем кажется: оно тут, рядом, какие там "шесть рукопожатий". 

3) "Фадеев всегда писал о бедах и несчастьях: то разлив, то разгром, то свои стреляют в своих, то фашисты казнят молодогвардейцев… Хваленой соцреалистической бодрости, сытого слепого оптимизма у Фадеева не было никогда. То ли он чувствовал, что из одного «позитива» литературы не получится, то ли полемизировал с иными не в меру жизнерадостными коллегами, то ли просто был человеком трагического (или даже апокалиптического?) сознания. 

Collapse )
Наша Пеппи

Александр Панцов "Рассказы о Мао Дзэдуне"

Прочитала летом. По рекомендации. Не пожалела. Написано популярно, бойко, нескучно. Думаю, китаистам и историкам там всё знакомо, а вот тем, кто про историю Китая 20 века знает не так много, самое оно. 

Состоит из двух томов: "Любовь и революция" и "Революция без любви". В первой книге про жён Мао. Во второй — больше про политику и про самого героя как лидера государства. Конечно, я не могла не проводить постоянно в уме параллели с Ким Ир Сеном. 

Единственное, что немного мешало полюбить книгу как родную, это слишком большое количество деталей в некоторых частях книги. Возможно, для другого читателя это плюс, но мне было трудно держать в голове кучу названий партийных отделов, географических имён плюс имён политических деятелей. Я запутывалась и теряла мысль. Но в целом, рада, что прочитала: понимания того периода истории Китая прибавилось. И появилось желание узнать больше.

Наша Пеппи

Роман Ким "Тетрадь, найденная в Сунчоне" (1951 г.)

Ещё один новый для меня советский автор. Как видно по имени, советский кореец. У него очень интересная биография: родился ещё в Чосоне в благородной семье, учился в Японии и там провел молодые годы. Позже переехал во Владивосток. Работал в ОГПУ и НКВД, занимался внешней разведкой. Был репрессирован, в 1945 освобождён, в 1959 реабилитирован.

Можно сказать, такой советский Акунин. "Тетрадь, найденная в Сунчоне" - военно-политический детектив, щедро приправленный дальневосточной, преимущественно японской экзотикой. Тут вам и самураи, и дзюдзюцу, и хризантемы всякие))) Где-то в критике прочитала, что Ким стал первым автором, рассказавшим советскому читателю о ниндзя. В романе показывается период японской истории незадолго до поражения во Второй Мировой войне и до конца Корейской войны. Корейская тема идёт периферийно и представлена не сказать чтобы ярко.

Несмотря на некоторую жанровую и стилистическую схожесть Ким Акунину проигрывает в технике. "Тетрадь" затянутая, перегруженная лишними деталями, исторически недостоверная и скучноватая. 
Наша Пеппи

Борис Алмазов "Посмотрите - я расту" (1979 г.)

По наводке френдессы, назвавшей эту повесть "лучшей детской книгой", я прочитала. Мне всегда казалось, что я неплохо знаю советскую детскую классику, но про этого автора я ничего не слышала. Действительно, добротная детская вещь, написанная от лица ребёнка - мальчика восьми лет. Дело просиходит в детском оздоровительном лагере сразу после окончания Великой Отечественной. По духу напоминает "Добро пожаловать, или осторожно "вход запрещён", но если к нему добавить военную тему и без товарища Дынина. Повесть очень мальчуковая. Если бы у меня был сын, склонный к мелким проказам и шалостям, я бы ему прочитала обязательно. Воспитывает человечность и честность. Без идеологии и морализаторства. В конце очень душещипательно, но всё равно хорошо. 
Наша Пеппи

Барбара Демик "Повседневная жизнь в Северной Корее"

Вчера закончила читать книгу Барбары Демик «Повседневная жизнь в Северной Корее». Вот несколько мыслей по поводу прочитанного.

1) В целом, мне понравилось. К прочтению рекомендую. Я не знаю, сколько там процентов правды, а сколько домысленного, но написано хорошо. Дама явно отличный журналист. Книга написана на основе многочисленных интервью с северокорейскими перебежчиками, которые, как известно, довольно своеобразный источник информации. Вот тут недавно очень хорошая статья на эту тему вышла у Татьяны Габрусенко. (http://polit.ru/article/2015/02/01/refugees/). Так вот, Демик беллетризовала эти интервью и получился документальный роман. Читается очень увлекательно. Так что само качество текста очень высокое.

2) Нужно отметить и добротную работу переводчиков (с английского), и редактора. Русский текст естественный и довольно художественный. В тексте упоминается очень много корейских культурных и исторических реалий, а также географических названий. Почти все даны грамотно и правильно (не без греха, конечно, но приемлемо). Единственное, что сильно покоробило, корейская валюта «воны» почему-то идёт везде в мужском роде. Например, Ким получал 150 вонов (sic!). Обидный ляп на фоне относительного благополучия остальных, более сложных моментов.

3) А вот перевод названия, на мой взгляд, не очень удачный. В оригинале Nothing to envy, что есть строка из популярной детской северокорейской песни (세상에 부럼 없어). Русский вариант названия получился блеклым, формальным и не отражающим духа книги, так как была переведена только вторая часть заголовка – Ordinary Lives in North Korea.

4) Ну и, собственно, по содержанию. Конечно, даже если бы я не знала имени автора, я бы поняла, что пишет американка. Хотя надо отдать ей должное, совсем в крайности она не впадает. Пишет очень выдержанно и по отношению к СССР и России, и к своему родному государству, старается быть объективной, насколько получается. Я всё же думаю, что у Демик получилось отразить не реальность, но её видение темы. Она старалась описать то, что услышала, так, как это видится в её картине мира и понятий. Можно было бы, конечно, попридираться к кое-каким несоответствиям и противоречиям в тексте, но, думаю, не нужно. Всё и так понятно. Вот так эта сторона видит этот вопрос. Вот такое понимание для них правда.

5) Я, естественно, обращала особое внимание на всякие пищевые реалии. Так как пищевое не всегда относится к политическим и идеологическим вопросам, то многие пищевые моменты описаны походя, без акцентов, для создания общего фона. А для меня они «говорящие»! Я в них нахожу ответы на свои вопросы и свою «повседневную жизнь Северной Кореи». Так что для меня это было особенно полезное чтение в условиях затруднённого доступа к многим северокорейским источникам информации.


Наша Пеппи

Джейн Остин "Гордость и предубеждение"

Если помните, в прошлый раз под тэгом "литотчёт" я грозилась прочитать "Приглашение на казнь". Но поскольку последнее время я вынуждена была книги не столько читать, сколько слушать, с "Приглашением" не получилось. Набокова на слух воспринимать очень сложно. Его и на глаз-то не просто, а на слух совсем никуда. Поэтому пока отложила до лучших времён. Зато чудесненько прослушалась "Гордость и предубеждение" Джейн Остин. Но мне не понравилось. Ужасно скучная жизнь у этих ваших викторианских барышень, я вам доложу. Чисто "Дом-2", только диалоги попространнее. Ну ладно, ладно... с "домом-2" это я, положим, хватила. Но всё равно, если отвлечься от всех исторических и литературно-феминистических смыслов, то совсем не интересно и довольно-таки простенько. На мой вульгарный вкус, естественно.
Наша Пеппи

Вышел в свет 139 номер "Сеульского вестника"

На прошедших выходных у нас вышел свежий "СВ". Очень неплохой получился, разноплановый. Есть и историческое, и литературное, и практически-бытовое, и немножко скандальное. Надеюсь, каждый найдёт что-то для себя. Прежде чем читать, посмотрите, кстати, анонс главного редактора тут. Решите, с чего начать).

Я в этот раз отметилась на двух полосах. Небольшая заметочка на тему сеульских традиционных закусочных на стр. 5 (она ещё была раньше на сайте) и статья побольше в моей авторской рубрике "Больше чем кухня" (на последней полосе). Тема на этот раз - собака в корейской кухне и культуре. 

Завтра рассылаем газету в места распространения и подписчикам. Для самых продвинутых и экономных есть также онлайн-версия. Она доступна уже сейчас - жмите сюда. Свою статью про собачек на днях выложу отдельным постом в ЖЖ для обсуждения и так просто, для порядку). Так что готовьте ваши комментарии)). И приятного Вам прочтения 139-го номера!
Наша Пеппи

Сеульский вестник

Многим, наверно, известно, что в Сеуле с 1998 года выходит замечательная газета "Сеульский вестник". Это одно из немногих печатных изданий в Корее на русском языке и практически единственное, которое делают русские. Раньше я несколько раз писала что-то для СВ (если нажмёте на тег сверху, выскочат все тексты почти, которые я для СВ писала). А с июля этого года так получилось, что стала ещё, можно сказать, официальным членом редакции. Такие, вот, новости моей корееведческой жизни)))

Знаю, что среди моих френдов есть те, кто не только живут в Корее, но и интересуются этой страной. Возможно, кто-то из этих достойных людей спит и видит, как бы подписатьса на нашу газету, но не знает, как это сделать, горемычный. Не знаете, как подписаться на СВ, спросите меня КАК? А я отвечу - очень просто! Напишите на адрес редакции (shnews@hotmail.com) или мой (pepilota1@gmail.com) или на оба сразу о своём горячем желании. Я немедленно вышлю всем написавшим банковские реквизиты, на которые можно будет перевести деньги за подписку. Потом, уплатив положенную сумму, вы пишете мне свой почтовый адрес, куда хотите получать газету, и через несколько дней у вас уже свеженький 129 номер (вышел на той неделе). А к концу июля ещё и 130, который уже в работе. Кстати, в первой половине 2010 года газета выходила не очень регулярно, но теперь мы все будем стараться, чтобы СВ радовал вас не реже одного раза в месяц. Так что, спешите подписываться. Для тех, кто живёт в Корее, подписка на 12 номеров стоит 20 000 вон. Для зарубежных подписчиков дороже, придётся раскошелиться на 30 евро, но, поверьте, оно того стоит)))) Ну, а если бумажные газеты вам не по душе, заходите на наш бесплатный сайт)))) Последнее время на нём, кстати, много обновлений, хотя самое интересное, конечно, выходит на бумаге, и только потом, много позже переносится и в электронный вид. Адрес сайта: http://vestnik.kr/ .
Наша Пеппи

Рассказы Натальи Толстой

Давно хотела написать про чудный сборник рассказов и эссе, вышедший уже в мой список книг, которые я читаю и перечитываю на ночь. В этом списке, кстати, не так много пунктов, но сейчас о другом.

Автор – Наталья Никитична Толстая, родная сестра Татьяны Толстой. После прочтения рассказов первой я сразу полезла в интернет искать о ней информацию. Оказалось, что почти ничего нет, в отличие от её сестры, с которой и интервью, и подробные библиографические справки, и портреты в разных позах и декорациях. А у Натальи даже фото не нашлось. Только Википедия скромно сообщила, что Наталья Толстая - писательница, преподаватель шведского языка при кафедре Скандинавской филологии Факультета филологии и искусств СПбГУ. И ещё где-то нашла обрывок фразы о том, что она же лауреат литературной премии имени Сергея Довлатова, постоянный автор журнала "Звезда".

Теперь, собственно, о самих рассказах. В них самое замечательное – авторская интонация, очень интеллигентная, мягкая. Ещё юмор – милый и немного ироничный, без злости, без надрыва. Темы рассказов всё примерно из одной серии – будни и мысли женщины-гуманитария, если так можно сказать. Как-то неуклюже я сформулировала, ну да ладно, вы меня поняли, надеюсь. Мысли о жизни, работе, любви, мужчине и семье, родине и загранице, русских и иностранцах, их прошлом и настоящем, о доме и родителях, о студентах, учёбе и преподавании, диссертациях, университете, иностранных языках, литературе. Короче, всё это мне очень близко, и потому, заправленная симпатичной мне авторской нотой и моим любимым видом юмора, эта книга на данном этапе одна из моих настольных.

А теперь примеры-цитаты:

«Девочки были понятны: кривляки, ябеды, воображалы, жадины. Всем хотелось, чтобы учительница похвалила. У всех, даже двоечниц, было поведение - 5, прилежание - 5. Все собирали фотографии артистов и переводные картинки. У каждой дома была коробка с драгоценностями: рассыпавшиеся бусы, открытки с котятами, атласные тряпочки, гребешок - расчёсывать игрушечных зверей. Медвежонок, с проплешинами от постоянного ласкания, уложен спать, ждёт, когда хозяйка вернётся из школы. Как я люблю этот девчоночий мир, как понимаю его». («Школа», 1993).

"В выпускном классе у Марины появилась мечта - выучить какой-нибудь редкий язык,- турецкий или голландский, неважно, какой. Казалось, что если будешь знать экзотический язык, то и жизнь твоя станет особенной, отмеченной тайным знаком. Знакомые будут просить: "Скажи что-нибудь по-албански!" А ты, уже принятая в масонскую ложу, снисходительно улыбнёшься". ("Филологический переулок", 1993)

"Давно окончен институт, не оправдавший надежд. И вообще оказалось, что молодость не приносит счастья. Вечная тревога: провалю экзамен, не найду работу, не выйду замуж. Выйду, но неудачно. Родится тройня - все девочки, и все некрасивые. Или бог пошлёт сына, но криминального. А уверяли, что юность - лучшая пора жизни".

"Какое счастье - никуда не спешить в тёплый ослепительный сентябрьский день! Можно пойти в церковь, посмотреть на венчание, угадать среди гостей мать невесты и бабушку жениха и представить себе этих молодожёнов через десять лет. Две смежно-проходные комнаты на окраине. Он, в тренировочных штанах, мается от воскресного безделья. Она жарит рыбу, поглядывая в окно на мусорные баки. Радио гремит на всю квартиру".

"Если ты вместе с мужем час медленно двигалась за луком, а потом на сквозняке вы ждали, пока разгрузят машину с мороженой треской, то трудно будет, вернувшись домой, казаться загадочной. И муж напрасно будет делать волевое лицо. Не таскайте мужа по магазинам. Пусть он дома рассматривает альбом "Стили в мебели" или с балкона наблюдает за ходом облаков. Но лучше всего отправить его в пеший поход по Карельскому перешейку. Сбор групп у памятника Ленину."


"Женщина-экскурсовод, не опуская указку, повернулась к разговаривающим. Катя почувствовала на себе тяжёлый взгляд, от которого захотелось спрятаться за Трубецкой бастион.
- Так. Давайте договоримся: сейчас говорю я, а после окончания экскурсии будете говорить вы.
Затихнув, кримпленовые пальто потянулись в собор. Экскурсоводша провела туристов к царским вратам, но и здесь, у алтаря, не могла успокоиться.
- Все стали полукругом. На расстоянии указки, ближе не подходите. Низкорослые - вперёд. Я сказала: низкорослые - вперёд!"
("Свободный день", 1995)

"Бывая в гостях, Лера любила листать художественные альбомы и, посмотрев репродукцию, прочесть, что об этом пишет специалист. Видишь: мальчик накрыл насекомое сачком, по бокам ангелы трубят в пионерские горны, в небе самолет со знаками зодиака на борту. Читаешь: "Художник рассматривает холст как культ мгновения, где упрямство деталей взаимодействует с попыткой осмысления будней". Думаешь: автор текста мало бывает на воздухе, держится на кофе и сигаретах, интимная жизнь чем-нибудь осложнена..."

"Институт Востоковедения задышал на ладан, и сектор Юго-Восточной Азии предупредили: научные темы закрываются... Сушите сухари. Лера устроилась в детский центр "Живулька" - вести исторический кружок. Дети были маленькие, кружок платный. Чтобы сохранить контингент, Лера рассказывала детям сказки. Занятия проходили так: Лера садилась на ковёр, открывала книгу, принесённую из дому, дети ложились рядом, замирали.
"Аладдина отвели в баню. Там его вымыли и размяли ему суставы, потом ему обрили голову, надушили и напоили розовой водой с сахаром".
Некоторые куски, знакомые с детства, поражали Леру новым смыслом.
"- Знаешь ли ты какое-нибудь ремесло, юноша?- спросил старик.
- Я знаю счет, письмо, читаю по звездам. Я знаю все науки,- ответил принц.
- На твое ремесло нет спроса в наших землях. Жители нашего города не знают ничего, кроме торговли. Возьми топор и веревку, иди в лес и руби дрова. Продавай их и кормись этим. В день ты можешь заработать полдинара"".
("Иностранец без питания", 1996)